Фридрих Ницше «Сумерки идолов, или Как философствуют молотом»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

 

 Сумерки идолов,

или Как философствуют молотом

 
 

 Фридрих Ницше

 

 По изд.: Ницше Ф. Полное собрание сочинений в 13 томах. Т. 6: Сумерки идолов. Антихрист. Ecce homo. Дионисовы дифирамбы. Ницше contra Вагнер. - М.: Культурная революция, 2009. - С.9-106

 

Предисловие

 

Сохранять азарт в темном и непомерно ответственном деле не малый фокус; и все же, что еще может пригодиться тут больше, чем азарт? Ни одна вещь не удастся, если в ней не принимает участия задор. Только излишек силы служит доказательством силы. – Переоценка всех ценностей, этот вопросительный знак, столь черный, столь чудовищный, что он бросает тень на того, кто его ставит, – такая роковая задача вынуждает каждое мгновение выбегать на солнце, стряхивать с себя тяжелую, ставшую слишком тяжелой серьезность. Тут хорошо всякое средство, тут всякий «случай» – счастливый случай. Прежде всего война. Война всегда была великой находкой всех сокровенных, ставших слишком глубокими умов; даже в полученных ранениях заключена целебная сила. Издавна моей любимой поговоркой было изречение, происхождение которого я утаю от ученого любопытства:

increscunt animi, virescit volnere virtus1.

Другое лечение, в некоторых случаях для меня более желательное – это прислушиваться к идолам… В мире больше идолов, чем реальностей: это мой «злой взгляд» на этот мир, а еще – мое «злое ухо»… Задавать здесь вопросы молотком, чтобы, возможно, услышать в ответ тот самый гулкий полый звук, говорящий о вздутии, – какой это восторг для человека, который еще и за ушами имеет уши, – для меня, старого психолога и крысолова, перед которым должно зазвучать именно то, что хотело бы отсиживаться в тиши…

Также и настоящее сочинение – об этом говорит заглавие – есть прежде всего отдых, солнечное пятно, увиливание в праздность, досуг психолога. Быть может, также и новая война? И мы будем припадать ухом к новым идолам?..

 1  Души крепнут, добродетель расцветает от ран (лат.). [11]

 

Это маленькое сочинение – великое объявление войны; что же касается простукивания идолов, то на сей раз это не временные, а вечные идолы, к которым здесь прикасаются молотком, как камертоном, – и нет на свете более старых, более уверенных, более надутых идолов… И более полых… Это не препятствует тому, что в них больше всего верят; да и называют их, особенно тех, кто поважнее, отнюдь не идолами…

Турин, 30 сентября 1888 г.,

в день, когда была окончена первая книга

Переоценки всех ценностей

Фридрих Ницше [12]

 

 

 

 

 

Изречения и стрелы

 

1

Праздность есть мать всякой психологии. Как? Разве психология – порок?

2

И самый отважный из нас очень редко обладает отвагой к тому, что он собственно знает

3

Чтобы жить в одиночестве, надо быть зверем или богом, говорит Аристотель. Тут не учтен третий случай: надо быть и тем и другим – философом

4

«Всякая истина проста». – Разве это не усложненная ложь?

5

Я хочу раз навсегда не знать многого. – Мудрость полагает границы также и познанию.

6

В своем диком естестве лучше всего отдыхаешь от своей неестественности, своей духовности… [13]

7

Как? разве человек только ошибка Бога? Или Бог только ошибка человека?

8

Из боевой школы жизни. – Что не убивает меня, то делает меня сильнее.

9

Помогай себе сам: тогда поможет тебе и каждый. Принцип любви к ближнему.

10

Не проявлять трусости по отношению к своим поступкам! Не отворачиваться от них! – Угрызения совести неприличны.

11

Может ли осел быть трагичным? – Когда гибнешь под тяжестью, которую не можешь ни нести, ни сбросить?.. Случай философа.

12

Если имеешь свое «почему» жизни, то поладишь почти со всяким «как». – Человек не стремится к счастью; к нему стремится только англичанин. [14]

13

Мужчина создал женщину – но из чего? Из ребра своего бога – своего «идеала»…

14

Что? Ты ищешь? Ты хотел бы удесятерить, увеличить себя во сто раз? Ты ищешь приверженцев? – Ищи нулей!

15

Посмертных людей – меня, например, – понимают хуже, чем современных, но лучше слушают. Говоря точнее: мы никогда не будем поняты – и отсюда наш авторитет…

16

Между женщинами. – «Истина? О, вы не знаете истины! Разве она не покушение на все наши pudeurs1

17

Вот художник, каких я люблю, скромный в своих потребностях: он хочет собственно только двух вещей, своего хлеба и своего искусства, – panem et Circen2

18

Кто не умеет вкладывать в вещи свою волю, тот по крайней мере вкладывает в них смысл: т.е. он полагает, что воля в них уже есть (принцип «веры»).

 1 стыдливости (фр.).

2 хлеба и Цирцеи (лат.). [15]

 

19

Как? вы выбрали добродетель и возвышенные чувства, и одновременно поглядываете с завистью на барыши людей бесцеремонных? – Но ведь, выбрав добродетель, отказываются этим от «барышей»… (на входную дверь антисемиту).

20

Совершенная женщина занимается литературой так же, как совершает маленький грех: для пробы, мимоходом, оглядываясь, замечает ли это кто-нибудь, и чтобы это кто-нибудь заметил…

21

Попадать в отчаянные положения, где ты просто не имеешь права на мнимые добродетели, где ты, скорее, как канатный плясун на своём канате: сорвешься с него, устоишь на нем, или пройдешь по нему до конца...

22

«У злых людей нет песен». – Отчего же у русских есть песни?

23

«Немецкий ум»: уже восемнадцать лет contradictio in adjecto.

24

Ища начал, делаешься раком. Историк смотрит вспять; в конце концов он и верит тоже вспять. [16]

25

Чувство удовлетворения предохраняет даже от простуды. Простуживалась ли хоть одна женщина, умеющая хорошо одеваться? – Я имею в виду те случаи, когда она была едва одета.

26

Я не доверяю всем систематикам и сторонюсь их. Воля к системе есть недостаток честности.

27

Женщину считают глубокой. Почему? Потому что у неё никогда не дойдешь до дна. Женщина даже и не мелка.

28

Если у женщины мужские добродетели, то от нее впору бежать; если же у нее нет мужских добродетелей, то она убежит сама.

29

«Как же прежде кусалась совесть! Какие хорошие зубы у неё были! – А теперь… И в чем тут дело?» – Вопрос для зубного врача.

30

Люди редко ограничиваются одним опрометчивым поступком. Совершая первый такой поступок, всегда делают чересчур много. Именно поэтому обычно решаются на второй опрометчивый шаг – и на сей раз делают слишком мало… [17]

31

Червяк, на которого наступили, начинает извиваться. Это благоразумно. Он уменьшает этим вероятность, что на него наступят снова. На языке морали: смирение.

32

Есть ненависть ко лжи и притворству, порожденная щепетильностью в вопросах чести; есть такая же ненависть, порожденная трусостью, поскольку ложь запрещена божественной заповедью. Слишком труслив, чтобы лгать…

33

Как мало нужно для счастья! Звук волынки. – Без музыки жизнь была бы заблуждением. Немец представляет себе даже Бога распевающим песни.

34

On ne peut penser et ecrire quassis1 (Г.Флобер). – Вот я и поймал тебя, нигилист! Усидчивость есть как раз грех против духа святого. Только выхоженные мысли имеют ценность.

35

Бывают случаи, когда мы уподобляемся лошадям, мы, психологи, и впадаем в беспокойство: мы видим перед собой нашу собственную колеблющуюся тень. Чтобы вообще видеть, психолог должен не обращать внимания на себя.

 1 Думать и писать можно только сидя (фр.). [18]

 

36

Наносим ли мы, имморалисты, ущерб добродетели? – Столь же мало, как анархисты – государям: с тех пор, как в них начали стрелять, они снова крепко засели в своих тронах. Мораль: нужно стрелять в мораль.

37

Ты спешишь впереди? – Как пастух? Или как исключение? Возможен еще и третий случай: беглец… Это первый вопрос совести.

38

Ты настоящий? Или только актер? Выступаешь ли ты вместо чего-то или ты и есть то, что должно выступить на свет? – В конце концов ты ведь можешь оказаться всего-навсего копией актера… Это второй вопрос совести.

39

Говорит разочарованный. – Я искал великих людей, а находил всего лишь обезьян их идеала.

40

Ты из тех, кто только смотрит? Или кто участвует? Или кто не обращает внимания, идет своей дорогой?.. Это третий вопрос совести. [19]

41

Ты хочешь сопутствовать? Или предшествовать? Или идти сам по себе?.. Надо знать, чего хочешь и хочешь ли. Это четвертый вопрос совести.

42

Для меня это были ступени, я поднялся выше их, для этого мне нужно было по ним пройти. А они-то воображали, будто я хотел усесться на них отдыхать…

43

Что с того, что правым остаюсь я! Я слишком прав. – А кто нынче хорошо смеётся, тот посмеется и последним.

44

Формула моего счастья: Да, Нет, прямая линия, цель[20]

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8